Zithromax
polonina.ru
Синяя звезда
Рейтинг: / 6
ХудшаяЛучшая 


На высоком плоскогорье с незапамятных времен
Проживал народ пастуший. Был от мира отделен
Неприступными хребтами, водопадом горных рек.
Эрнотеррой называлась та земля из века в век.

Добрый люд, красивый, щедрый крепко в памяти хранил
Очень древнюю легенду: сотни лет назад без сил
Через дикие ущелья, ледники, разломы скал
К ним явились великаны, а зачем – никто не знал.

Путь, приведший их, разрушив, все пришельцы разбрелись,
Поженились, сбросив латы, чтоб начать по-новой жизнь.
Так осталось здесь навечно в благодатнейшей стране
Войско воинов-уродцев с Эрном Первым во главе.

Быстро выросло потомство, войн не зная и забот.
Рост огромный и уродство королю прощал народ,
Свято верящий закону: "Каждый житель должен знать,
В Эрнотеррском королевстве не имеешь права лгать!"

Шли века, перемешалась кровь пришельцев навсегда.
Эрнов власть чредой сменялась, но никто и никогда
В одиночку не осилил даже сдвинуть дедов меч,
Был забыт язык. Когда-то Эрн кинжалом смог насечь

На стене всего три фразы... Время шло в труде, любви.
И хоть редко, но рождались принцы смешанной крови,
Благородные, но внешне - очень страшные, как встарь.
Двадцать третий Эрн-правитель ждал ребёнка… На алтарь

Десять лет дары носились, и молил богов народ
Дать наследника супругам, чтоб продлился Эрнов род.
Наконец-то! Совершилось! Весть мгновенно разнеслась –
Дочь – тринадцатая Эрна – всем на радость родилась!

"Боже мой! Она – дурнушка! - охнув, зарыдала мать, -
Как порой судьба жестока! Пусть же божья благодать
Ей воздастся полной мерой – добрым сердцем и большой
Женской мудростью и верой!" Эрнотеррнцы всей душой

Полюбив принцессу Эрну, жертву дружно принесли -
Зеркала и их осколки - все - разбили и сожгли.
Не должна была инфанта о своём уродстве знать.
Время шло, малышка крепла, вовремя ложилась спать.

И пока росла, дурнела день за днём, за часом час.
Ей пятнадцать. "Ростом, телом - Эрна выше, крепче нас!
Удивительное сходство с предком Эрном, чей портрет
Из мозаики был сложен и хранился сотни лет

В старой-старой оружейной средь доспехов и мечей."
Эрна быстро постигала все науки, но ничей
Пыл любовный, взор туманный не окутывал её.
Лишь почтение и робость. Отражение своё

Не дано ей было видеть. Не могла же Эрна знать,
Что ни капли не похожа на подруг, кормилиц, мать.
Чуткая душа принцессы в убегающих глазах
Иногда ловила жалость, соболезнованье, страх.

"Я как вы, иль не такая?" - опускался взгляд, скользя,
У подруг, и те стихали, зная, что солгать нельзя:
"Вас красавицей, бесспорно, не назвать. Но вы милей
И добрее очень многих!" - лили честно те елей.

Отчего-то ей хотелось спрятать лик свой под вуаль,
Внутренним чутьём ловила Эрна "нечто", и печаль
Не давала ей покоя: "Я страшилище? Урод?
Неужели это правда? Почему же мой народ

Мне не смеет в том сознаться?" - с мыслью тягостной она
В дом кормилицы явилась. Постучалась. Тишина.
Села ждать, и вдруг – шкатулка! Быть не может! Много лет
Нянька этот ларчик прячет, словно в нём большой секрет.

Перебрав мониста, броши, безделушки и браслет,
Эрна взглядом вдруг наткнулась на невиданный предмет.
Странный до чего осколок… в глубине окно… кольцо…
Шкаф, метёлка, пара полок…. БОЖЕ! ЧЬЁ ЭТО ЛИЦО?

Прибежала нянька. Поздно! Эрна слёз смахнула соль.
В ларчик убраны мониста, лишь в глазах мерцает боль.
"Расскажи!" - кровь гордых предков зазвучала в голоске.
"Ты не смеешь лгать! ...За что мне?" - молотком стучит в виске.

Прочь из дома. Вдоль обрыва шаг за шагом. Слышит – стон!
Из ущелья, чуть с надрывом… Эрна вниз по камням… Он…
Чужеземец… как измучен! Низко очень, не достать!
Нет верёвки… только платье… Так долой его! Порвать!

Вот… готово! Вниз скорее. Незнакомец, удержись!
Вверх взбирайся… чуть левее… Вдруг откуда-то взялись
Силы – вытащить. Всё! Рядом… и в последний миг слова:
"Ангел… фея!" - нежным взглядом он обвёл её едва,

Рухнув тут же без сознанья. Эрна слов не поняла.
Участилось лишь дыханье. Вскоре помощь подошла.
"Он такой, как я – уродец. Что ж во мне бушует кровь?
Что со мной? Ведь я готова подарить ему любовь!"

В королевские покои чужестранец был внесён,
И волшебными руками Эрны выхожен, спасён.
Как он ждал её приходов! Встреч наедине, вдвоём…
Счастье времени не знает. Незаметно день за днём

Постепенно изучая незнакомый им язык,
По дворцу, садам гуляя, рассказал он ей: привык
Путешествовать по свету, и всю жизнь Звезду искал.
Синюю, её мне в детстве Нострадамус предсказал.

Говорил – в горах увидишь ты свою сначала смерть,
А потом Звезда в ладони ляжет робко, чтоб гореть,
Синим светом озаряя, всю оставшуюся жизнь.
"Amo, Эрна!" Кто ж не знает, что такое "amo"? Ввысь

Радостно душа взлетала у принцессы сотни раз,
И любви плескалось счастье в звёздопаде синих глаз.
Эрна, юноше поведав все предания страны,
Показала те доспехи, в коих пращур шёл с войны,

Что лежали неподъёмно в старом флигеле дворца.
Шарль уверенно рукою меч с уменьем удальца
Приподнял и улыбнулся, видя надпись на стене.
"Чем твой вызван смех, любимый? Расскажи скорее мне!"

"Расскажу, но чуть позднее, Синяя моя Звезда!
Хочешь быть моей женою?" Эрна выдохнула: "Да!"
Двор отпраздновал помолвку, только королева-мать
Огорчённо улыбаясь, прошептала: "Бедный зять!

Нет несчастней пары в свете! Ведь у них родятся дети -
Безобразные уродцы! Предков кровь опять вернётся!"
А король был рад: "Неважно! Страшен Шарль, зато умён!
Он богат и щедр, отважен, и безумно в дочь влюблён".

Эрна всё осознавала, глядя с грустью на подруг:
"Как красивы! Почему же форма губ моих – как лук?
Слишком маленькие кисти… пальцы длинные… глаза
В пол-лица, не цвета листьев - с синью, словно бирюза".

Восхищался бесконечно Шарль любимой, цветом глаз,
Ярко-синим, а не жёлтым, ножкой маленькой. Не раз
Хохотал безумно, глядя, как танцуют при дворе
Низкорослые красотки с Эрной стройной во главе.

Свадьба. Щедрые подарки. Шарль с женой спешит домой.
Весть об Эрне синеглазой впереди летит с молвой.
Менестрели, трубадуры гимн слагают красоте
Добродетельной принцессы, и в петлицу те и те

Синие цветы вставляют в честь её прекрасных глаз.
Радостно Париж встречает! Поражаясь всякий раз,
Удивляется принцесса страшным жителям страны,
Те же славят благородство Шарля и его жены.

Год прошел в безмерном счастье, и крикливый мальчуган –
Синеокий, ясноглазый был супругам Богом дан.
Эрна, сыном восторгаясь, так сказала: "Милый Шарль,
Не похож наш сын на предков – эрнотеррнцев, очень жаль.

Всё же со стыдом признаюсь. Матери любовь слепа!
Сын наш - истинный красавец! Или я совсем глупа?"
Улыбнулся Шарль лукаво: "Милая, иди ко мне!
Помнишь надпись, что оставил, предок, выбив на стене?"

В ней писал он на латыни: "С испокон веков доныне
Ум и преданность мужская здесь соседствуют, я знаю,
С женской честностью, добром и понятливым умом.
Внешне сходство в нас и разность. Бог, прости им… безобразность..."


По сказке Александра Куприна "Синяя звезда"



06 Май 2006 09:35
Материал опубликован в разделе "Мои стихи"
Хитов: 9021
Комментарии: 0



Оставить комментарий

  Имя
Доступные символы: 600

This image contains a scrambled text, it is using a combination of colors, font size, background, angle in order to disallow computer to automate reading. You will have to reproduce it to post on my homepage

Введите код с картинки:


< Пред.   След. >